Category: религия

Лекция 1: Ранняя Древнегреческая философия

Итак, первая лекция, закладывающая основы и дающая понятие о зарождении современной философии.
На самом деле ее приходится разбить на две части, поскольку полуторачасовая лекция для одного поста оказывается слишком обширной.

Античный период:
Лекция 1: Ранняя Древнегреческая философия


Почему вообще начинать с Греции? Есть ряд причин, среди которых можно назвать следующие:

В первую очередь необходимо помнить, что именно древние греки заложили интеллектуальные основания нашей цивилизации. В частности, ими был поднят ряд базовых вопросов, касающихся человеческой жизни, не потерявших значения вплоть до сегодняшних дней. Например,

- Какова природа Вселенной?
- Какова цель человеческого существования?
- Каков характер взаимоотношений между людьми и божественными силами?
- Что представляет собой сообщество людей?
- Что представляет собой государство?
- Каково должно быть настоящее образование?
- Каковы истоки законов?
- Что такое истина, и как можно претворить ее в жизнь?

Collapse )

БОЭЦИЙ И ПРОБЛЕМА СВОБОДЫ ВОЛИ

В «Утешении философией» Боэций ставит интересный вопрос – как сочетается свобода воли человека и предвидение Бога, который заранее знает все наши поступки? В самом деле, если наши поступки известны, то, следовательно, они заранее предопределены. Но если они предопределены, как они могут быть свободны?

Ответ Боэция заключается в следующем:

Collapse )

КОСМОЛОГИЧЕСКИЙ АРГУМЕНТ СУЩЕСТВОВАНИЯ БОГА

Вот интересный момент, и я хочу его вынести в отдельный пост. Возник спор с Sergey Hudiev по поводу космологического аргумента. Сам аргумент известен, хотя у него есть ряд формулировок, но вот уважаемый Сергей приводит, например, следующую:
"все, что начало быть, имеет причину". Или, в другой формулировке, "любое событие имеет причину"

Мой развернутый ответ:
Collapse )

Церковь Святой Девы Марии и вид на город.

Вчера после прогулки я поднялся на стоящую поблизости Университетскую Церковь Святой Девы Марии (University Church of St Mary the Virgin). Это место очень интересное, поскольку сам Университет Оксфорда начинался именно отсюда.

Церковь на этом месте стояла еще с Англо- Саксонских времен. В архивах есть первые упоминания о принадлежности ее некоему Aubrey de Coucy в 1086 году. Нынешняя церковь берет свое начало с 13 века, и является первым зданием принадлежащем университету. В свое время тут собиралось правление Университета, а также проходили лекции и выдавались дипломы. Шпиль, на который я поднялся, тоже постройки 13 века, хотя частично церковь перстраивалась.

Здесь же в 1555 году проходил суд над т.н. "мучениками", - протестатами, епископами Латимером и Ридли, а также архиепископом Кранмером, которых сожгли на костре возле Баллиол колледжа в правление католички Марии Кровавой.

Вид на Оксфорд с башни церкви:
Радклиффская ротонда, часть библиотеки и неизменная эмблема Оксфорда :)
Слева от нее - колледж Брейзноуз (Brasenose college).
20130115_131749


Collapse )

Христос и деньги.

"...they cling to guns or religion or antipathy toward people who aren't like them or anti-immigrant sentiment or anti-trade sentiment as a way to explain their frustrations."
(Барак Обама, Президент США)

Если кто то думает, что Америка это безбожная страна, то он очень сильно ошибается. В бога здесь верят. Только в интересного, своего бога. Американский Христос - это не подставляющий другую щеку безденежный вселюбивец. Это жесткий парень, быстрый на расправу, непереносящий врагов и, главное, вознаграждающий правоверных в первую очередь материально - деньгами. У этого Христа уникальная миссия в жизни - сделать всех людей богатыми, и если кто то пока не богат, то разве что из за недостатка веры.


Но когда деньги есть, когда их уже достаточно то возникает странный диссонанс, - более стремиться не к чему. Жизнь утрачивает смысл. Убогий щенок, расстрелявших детей в Коннектикуте, и его мамаша очень в этом смысле характерные представители такой лишенной смысла существования прослойки. Мужинек отстегивал бывшей супруге по 250 000 долларов в год, чего хваталo обоим на не просто безбедное, а совершенно шикарное существование. Как результат - мамаша коллекицонировала оружие, а сынок ездил по жирнолакированым предместьям и предавался бунтарским мечтам. В конечном итоге его мечты о бунте нашли свое отражение в маминых пистолетах. Кривая ушла в бесконечность...

Хорошая картинка Америки была не так давно сброшена на ФБ - охраняемые вооруженной по последнему слову техники армией жирняки сидят перед телевизорами и урнами для голосования. При всей своей примитивности эта картинка во многом отражает реальность. Америка из страны Свободы давно и прочно превратилась в империю, основной заботой которой является не мир во всем мире и не демократия, а поддержание собственного исключительного положения и, главное, процветания собственных граждан. Но процветания, как и сказано выше, целиком и полностью монетарного, измеряемого в денежных единицах и, соответственно, приобретаемых за них благах и товарах. Америка сегодня - страна потребления и потребителей.

Может быть за этим скрыта и проблема всей западной философии: измерение всех благ деньгами. Благополучие и достаток не плохи сами по себе, но страшны, если являются самоцелью, единственной целью.

Ницше о верующих и вере:

Насколько некто нуждается в вере, чтобы преуспевать, в какой мере ему необходимо иметь нечто "прочное", что он не хотел бы расшатать, так как держится за него, - это и является показателем его силы (или, говоря яснее, его слабости). ...

Ибо таков уж человек: можно было бы тысячекратно опровергнуть перед ним любой догмат веры, - но если бы он нуждался в нем, он все снова и снова считал бы его "истинным" – согласно тому знаменитому "доказательству силы", о котором говорит Библия. ...

Даже та запальчивость, с которой наши смышленнейшие современники забиваются в жалкие углы и щели, например в патриотщину (так именую я то, что во Франции называют chauvinisme, а в Германии deutsch), или в эстетические подпольные исповедания по типу парижского naturalisme (извлекающего из природы и оголяющего только ту часть, которая одновременно вызывает чувство гадливости и удивления, - эту часть нынче охотно именуют la verite vraie), или в нигилизм петербургского образца (т.е. в веру в неверие, вплоть до мученичества за нее), - даже эта запальчивость свидетельствует прежде всего о потребности в вере, в поддержке, в хребте, в опоре… Вера всегда больше всего жаждется, упорнее всего взыскуется там, де недостает воли: ибо воля, как аффект повеления, и есть решительный признак самообладания и силы. Это значит: чем меньше умеет некто повелевать, тем назойливее влечется он к тому, кто повелевает, и повелевает строго, - к Богу, монарху, званию, врачу, духовнику, догме, партийной совести. Из чего, пожалуй, следовало бы вывести, что причина возникновения и внезапное распространение обеих мировых религий, буддизма и христианства, заключались главным образом в чудовищном заболевании воли. И так оно и было на самом деле: обе религии обнаружили некое влекомое больной волею в абсурд, доходящее до отчаяния стремление к "ты должен", обе религии были учителями фанатизма в периоды расслабления воли и обернулись для неисчислимого множества людей взысканием опоры, новой возможности, смакованием самого взыскания. Фанатизм и есть та самая единственная "сила воли", к которой могут быть приведены слабые и неуверенные, некоего рода гипнотизирование всей чувственно-интеллектуальной системы в угоду изобильному питанию (гипертрофии) одной-единственной точки зрения и чувства, которая отныне начинает доминировать, - христианин называет ее своей верой. Всюду, где человек приходит к основополагающему убеждению, что им должны повелевать, он становится "верующим"; можно было бы, напротив, вообразить себе некую радость и силу самоопределения, некую свободу воли, при которой ум расстается со всякой верой, со всяким желанием достоверности, полагаясь на свою выучку и умение держаться на тонких канатах и возможностях и даже танцевать еще над пропастями. Такой ум был бы свободным умом par excellence.


Ницше, Веселая наука, афоризм 347

Вернее не скажешь.

*Дерри (Лондондерри)

Нам достался Форд Фокус. Терпеть не могу американские машины, вернулся в контору (мы снимали через Sixt) и попросил поменять. Поменяли. Дали... Форд Фокус другого цвета. Поскольку прогулка от машины, припаркованной внизу, до офиса на третьем этаже, плюс ожидание, пока подгонят новую машину (снимали в аэропорту Дублина, туда на парковку машины подгоняют из центрального отделения) занимало в целом с полчаса, а времени и так уже было в обрез пришлось согласиться на Фокус, на коем мы и проездили все 8 дней. Проездили, в общем, не плохо, без проблем. Фокус был автомат, иначе в Ирландии я бы ездить не стал в жизни своей, и так проблем на дороге хватает, чтоб еще левой рукой скорости дергать...

Границу Республики с Сев. Ирландией, т.е. с Соединенным Королевством, пересекаешь на машине совершенно незаметно. Чуть меняется разметка дорог и цены на плакатах в фунтах, только и всего. От Дублина до Лондондерри (который ирландцы принципиально называют просто Дерри, и даже на всех дорожных указателях в Республике он обозначен как Дерри, а в Сев. Ирландии на каждом знаке местные республиканцы позаботились, и Лондон аккуратно перечеркнули) всего несколько часов езды по трассе. Впрочем, по мере удаления от Дублина трасса постепенно теряет качество, из многополосной разделенной переходит на просто многополосную, а потом и на двух полосную, по полосе в каждую сторону, а дальше и она сужается до невозможности, хотя скорость на ней все равно разрешена в 100 км/ч, так, что встречные грузовики пролетают со свистом в миллиметре от правого зеркала (движение то по левой, и по непривычке все время сносит в лево, не чувствуешь эту сторону дороги, иногда по началу и о бордюр подскребаешь левыми колесами).

Окей, доехали до гостиницы - Everglades Hotel, в пригороде Дерри, через речку Фойл. Припарковались, зачекинились, пошли в город пешком через мост.

Вид на Дерри с другой стороны реки Фойл


Collapse )