Ян_Валентинович (ja_va) wrote,
Ян_Валентинович
ja_va

Category:

Magnum 357

Благополучно добравшись до Лас Вегаса и выспавшись, публикую продолжение истории.
Начало здесь; предыдущие части - по тэгу.





Я сидел на полу в большой комнате, опершись спиной о стену. По разным сторонам здесь стояли кожаные диваны и кресла, на которых сидели уже многочисленные гости. В углу горел ярким пламенем камин. На стенах весели не плохие, в общем, картины. Гости пили, курили и радостно шумели. Играла музыка, - кажется, Клэш. Дженнифер сидела поодаль, на одном из диванов, и неподалеку от нее проявился наконец потерянный бойфренд. Он явно пытался восстановить упущенный баланс сил, и активно вешался ей на шею. Дженнифер встречала его энтузиазм с безразличной улыбкой.
Вдруг дверь в комнату неожиданно раскрылась. Вошли несколько человек; впереди была эффектная высокая девушка, одетая в черное, облегающее платье. Выглядела она потрясающе - в ее стиле просматриваясь приглушенная дань панку, но едва заметная, и при этом аккуратно наложенная на ярко выраженный индивидуальный вкус. Кажется, я видел уже эту девушку где-то раньше. Впрочем, не она привлекла мое основное внимание. Внимание мое привлекло то, что рядом с ней была еще одна ; та, которую я, абсолютно точно видел раньше. Я видел ее в «Инсомнии». Я сразу же вспомнил, как она показалась мне невероятно привлекательной. Как я хотел подойти к ней, но не нашел в себе смелости, и потом долго ругал себя за это. А теперь она была здесь...
Высокая девушка неожиданно посмотрела в мою сторону, и сразу же направилась через всю комнату прямо ко мне. Приблизив лицо на расстояние всего нескольких сантиметров от моих глаз, и пристально глядя куда-то прямо мне в душу, она отчетливо произнесла:
- Я – Дебби. А ты? Ты что за чудо?
- А я – Ян, - пробормотал я.
- Очень интересно, Ян. Будем знакомы – улыбнулась Дебби. – хочешь гашиш? У меня есть – подмигнула она. – Пошли, сейчас забьем трубочку.
Она увлекла меня за собой куда-то в другую комнату, и сразу рядом с нами оказалась Дженнифер. Появился маленький кальянчик, из которых американцы курят гашиш, забивая его туда, как в маленькую трубку. Я затянулся. Комната поплыла. В добавку к алкоголю гашиш возымел сногсшибательный эффект. Сквозь пелену я видел обоих девушек, тоже радостно затягивающихся веселящим дымом. Непонятно каким образом я оказался в ванной комнате, в огромной, горячей, бурлящей пузырями ванне-джакузи. По углам стояли свечи, и кто-то предлагал мне разложенный на серебряном подносике белый порошок. Я мотал головой, и пытался вылезти из джакузи, но кто-то меня удерживал. Кажется, это была Дженнифер. Потом все расплылось, растворилось, и больше я ничего не помнил. Мне показалось, что я утонул…

**

С самого начала взаимоотношения в роте сложились по национальному признаку. Из 250 человек значительное большинство составляли узбеки и таджики – их была примерно половина. Из оставшихся 120-130 человек не более двух десятков было русских; еще примерно по столько же грузинов и армян, и примерно дюжина азербайджанцев. Остальные 50 человек представляли собой калейдоскоп всех народов и народностей бывшего СССР, представленных по одному-два человека: были тут и ингуши, и дагестанцы, и белорусы, и украинцы, и всевозможные киргизы с татарами. Не было лишь прибалтов, хотя они, насколько я знал, имелись в других ротах.
«Горцы» с первых дней встали в особое положение. «Этот армия ваш, нам он пофиг, мы ничего делать не будем» - заявили они. Тут же начались попытки принуждения к заправке их постелей и подшиванию их подворотничков, проходившие по одному и тому же сценарию – с десяток горцев гурьбой окружали русского или украинца, и требовали, что бы он заправлял их постели. Русский отказывался, после чего его били. Никто из других русских при этом не вмешивался.
Для меня все это было неожиданностью и шоком. Я рос в Ленинграде, и никаких национальных проблем за всю свою жизнь не наблюдал. В классе у нас была одна девочка из Узбекистана, Зульфия, но никто не выделял ее национальность, и мы привыкли смотреть на нее точно так же, как и на других девчонок. Откровенная ненависть, выраженная по отношению к русских, производила поистине жуткое впечатление. Ни о какой «дружбе народов» здесь не было и речи: грузины отказывались говорить по-русски, а армяне прямо заявляли, что «у них настоящая Америка, а русские их только угнетают». Не удивительно, что оказавшись в последствии на боевом корабле, я видел там только одного таджика и одного азербайджанца из 150 человек экипажа – все остальные были русские. Представителям других национальностей боевую службу просто не доверяли – их оставляли на берегу, в береговых командах, где они принимали потом новобранцев и вдоволь издевались над ними, отводя душу за «национальное унижение». Вся «дедовщина» при этом четко делилась по этническому уровню – били не старослужащие молодых, а нацмены – русских. Впрочем, справедливости ради, узбекам и таджикам тоже доставалось, хотя и значительно меньше. Правили балом так называемые «горцы».

***

Проснулся я от резкого щелчка, и холодного прикосновения к виску. Открыв глаза, я обнаружил себя на полу, возле кровати, голым, хотя и обернутым в одеяло; рядом сидела Дженнифер. В руках у нее был блестящий серебристый револьвер. Дженни направляла его мне в голову, и весело смеялась. Потом она еще раз нажала курок.
- Бах! Русская рулетка! – весело закричала она. – ты русский, значит, должен любить свою рулетку?
- Ты с ума сошла?? – поняв, наконец, что происходит, я перехватил ствол и выдернул его у нее из рук.
- Ой, не волнуйся, я просто шучу! Он не заряжен! Видишь? – она разжала кулачек, где лежали несколько длинных патронов с втиснутыми в них разрывными пулями. У пуль были тупые, рваные концы. – Все здесь! Барабан пустой!
- Все равно не смешно – раздраженно отозвался я.
- У тебя нет чувства юмора! – огрызнулась Дженни, и выбежала из комнаты. С удовлетворением убедившись, что трусы находятся на месте, я занялся поисками остальной своей одежды. Ее нигде не было.
По-прежнему завернутый в одеяло, я вышел из спальни в гостиную. У камина сидел Владимир, также полуголый и покрытый какой-то накидкой.
- А, проснулся, герой! Посмотрите на него! Ты хоть помнишь, что вчера было?
- А что было? – осторожно спросил я.
- Он еще спрашивает! Правда, ничего не помнишь, что ли?
Я отрицательно помотал головой.
- Ты сосался с этой, как ее, Дебби. А Дженнифер увидела, и совсем с ума сошла! Притащила откуда-то пистолет, и кричала, что обоих вас пристрелит. Дебби ели ноги унесла, а ты вырубился где-то.
Внезапно меня словно бы пронизал сверху вниз электрический заряд. Я забежал обратно в спальню, и схватил с кровати вырванный у Дженнифер револьвер. Судорожно оттянув большими пальцами обоих рук отбойник, я сдвинул в сторону барабан. Среди восьми ячеек, открывшихся моему взгляду, пустыми были только семь. В одной ячейке нетронутым пистоном мутно отсвечивал задник разрывного патрона. На нем легко можно было разобрать буквы и цифры – Magnum 357

*продолжение здесь*

170210_01_lg
Tags: speak_memory
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments