May 8th, 2017

КОРПОРАТИВНАЯ ЖАДНОСТЬ И ТАЙНЫ АКАДЕМИЧЕСКОГО ДВОРА

А меж тем корпорации потихоньку наступают нам на горло, и это совсем не отдельные эксцессы. Те случаи, когда клиентов авиакомпаний в США за шкирку тащили из самолета – характерные показатели процесса, происходящего, в первую очередь, в Америке, и далее во всем мире. Процесс этот называется «консолидация», или слияние крупных корпораций с постепенной олигополизацией и монополизацией рынков.
Принцип тут простой – снизим цены! Здорово, правда? Отберем рынок у конкурента, особенно того, что поменьше – он не сможет вслед за нами снижать цену, ибо разорится, а у нас неограниченный кредит и огромные возможности. Окей, теперь отнимем у клиента немножко услуги. Пусть поест бутерброды, пусть тащит чемодан в кабину. Теперь повысим цены. Но возвращать отнятое НЕ БУДЕМ, конечно!

В результате 4 ведущие американские авиакомпании контролируют более 80% рынка. В Европе пока намного больше конкуренции, зато средняя прибыльность американской авиакомпании – 20 долларов с билета, а европейской 5 с копейками. Кто летал американскими авиалиниями знает, какой при этом сервис – клиентов, как коров, загнали в загон, и на старом дряхлом самолете кое-как доставят до места. Единственная американская авиакомпания в двадцатке лучших по сервису – Верджин Америка, которая, как известно, является частью британской Верджин принадлежащей Бенсону.

Но это еще не все. Я пытался заняться этой темой, перевод моей работы был тут опубликован, и хотел продолжить исследования. Зарубли на корню. Мало того – переругался с профессорами в Университете Невады Лас Вегаса, которые грудью стоят на защите позиции чикагской школы. Кто не в курсе – в 60-70 годы немало работы было сделано в области исследований концентрации производства и монополизации рынка т.н. гарвардской школой. В частности, был разработан т.н. Structure-Conduct-Performance (SCP) paradigm, или парадигм Структуры- Поведения -Результатов. Согласно этому парадигму, структура рынка влияет на поведение фирмы, а поведение фирмы ведет к результатам прибыльности бизнеса. То есть монополия (структура) влияет на работу рынка.

Чикагская школа, в частности Джорж Стиглер (George Stigler), грудью встали на защиту «свободного рынка». Выдвинута была теория «эффективности рынка», где рынок определяет структуру, а не структура влияет на его поведение. То есть, согласно этой теории, «все прекрасно в этом лучшем из миров», и если рынок монополизируется, значит так тому и нужно быть. Гарвардскую школу потихоньку затерли, сегодня она совсем не популярна, и пытаться ее использовать в качестве основы для научной работы не просто нельзя – НЕВОЗМОЖНО, никто такую работу не опубликует, и, более того, никто не станет ее финансировать или предоставлять для нее ресурсы. Хочешь вести научную работу на тему? Пиши по Стиглеру, как хороши рынки и как они все отлично расставили на свои места.
И это не шутки, у меня возник серьезный конфликт по этому вопросу с двумя профессорами. Сейчас думаю вообще возвращаться в Европу, благо в Британии есть разумные экономические школы, в частности Ben Fine в SOAS, за одно упоминание которого меня возненавидел, похоже, весь экономической факультет. Файн – марксист! Это страшное слово…