April 6th, 2017

МЕТАМОРФОЗЫ ВЛАСТИ, ИЛИ 'НАЗАД В БУДУЩЕЕ'

С Трампом, похоже, происходят те самые анти-российские метаморфозы, которые я предсказывал задолго до его избрания. И причины понятны - Россия ему не "мать родна", про-российски настроенных политиков в Вашингтоне кот наплакал, а одному воевать со всеми за чужую страну нужны недюжинная сила воли и незыблемая уверенность в своей правоте, которых у него нет в помине. Ему понравилось, что Путин слегка похвалил, ему симпатичны отдельные элементы проводимой в РФ консервативной политики, но рисковать собственным положением ради дружбы с Россией Трамп никогда не собирался. При первых же признаках возможной угрозы потери власти за "про-российские настроения" он без труда сдал Флина, а теперь, похоже, и Беннона, после чего резко сменил риторику.

Облегчает проблему для Трампа и тот факт, что большая часть внешнеполитических идей, которые были высказаны еще до выборов, и без того противоречат улучшению отношений с Россией. Так, он резко настроен против Ирана, который, как мы знаем, с Россией все более близок. В этой связи неясно, каким образом можно бы было вообще договориться по Сирии, ибо Асад поддерживается, в первую очередь, не только Россией, но и Ираном, в пику Саудитам, а Трамп с Саудитами конфликтовать не собирается, а Иран, наоборот, намерен загнать в угол? То есть устранение Асада для него с самого начала выглядело как логичное продолжение декларированной политики. Теперь для этого появляется и формальный повод.


Но главное - как я уже сто раз заметил, сам по себе лозунг "возвращения Америке былого могущества", провозглашенный Трампом как краеугольный камень программы, вообще никак не совместим с про-российской политикой. Любое воссоздание "былого" неизбежно должно привести нас к холодной войне, ибо именно на этой войне "былое могущество" Америки прочно базировалось. То, что он сам это понял не сразу можно объяснить неопытностью и слабым уровнем интеллекта; но то, что рано или поздно это станет очевидно даже ему было абсолютно неизбежно. Похоже, очевидно это стало довольно рано.