April 10th, 2015

О ПРАВЫХ И ЛЕВЫХ

О ПРАВЫХ И ЛЕВЫХ
Не могу об этом не написать, потому, что уже в который раз наблюдаю очевидное смешение ориентиров, происходящее ныне в России. Одновременно высказываются взгляды и левого, и ультра-правого толка; и одновременно в одном и том же посту одни и те же люди предлагают пригласить в Россию и лидера немецких левых Сару Вагенкнехт, и лидера французских ультра-правых, Марин Ле Пен. Да, и те и другие сейчас поддерживают Россию. Но нужно понимать разницу между этими партиями.

Основное отличие заключается в том, что Collapse )

Национализм - часть 1, Рождение.

Начинаю серию статей на тему национализма.
Сегодня часть 1, - Рождение.


Традиционно принято относить зарождение того, что сегодня называется термином «национализм» к концу 18 века, а точнее – к революции во Франции. Однако более интересную гипотезу выдвинула Лиа Гринфельд. В своей работе «Национализм: пять дорог к современности» (Greenfeld, Liah. Nationalism: Five Roads to Modernity. Cambridge: Harvard University Press, 2003) Гринфельд пишет, что национализм берет свое начало значительно раньше, если быть точным, то он впервые проявился в начале 16 века в Англии, в царство печально известного «отрубателя голов женам» Генриха Восьмого. Ключевой датой в этом смысле, по мнению Гринфельд, является 16 мая 1532 года, - день, когда английские священнослужители официально признали Генриха Верховным Главой Церкви, а сэр Томас Мор оставил свой пост Лорда Канцлера. Вскоре после этого Томас Мор был арестован, а позднее и обезглавлен.
Томас Мор сам решил свою судьбу: он предпочел смерть признанию того, что считал недопустимым – отрицания главенства Папы Римского в церковных делах. Причины сего он пояснил в письме Томасу Кромвелю – одному из основных организаторов отделения английской церкви от Рима, написанному спустя два года, 5 марта 1534 года:

«Я никогда ни читал, и не слышал ничего такого … что могло бы привести меня … к отрицанию главенства (Папы) данного Богом, согласись мы с этим, и ничего не могу я … представить, что дало бы нам сие отрицание, поскольку главенство это по меньшей мере создано по воле Христианского мира и по великой неотложной причине избегания расколов и поддержания преемственности на протяжении более, чем тысячи лет … И, таким образом, поскольку Христианский мир сей един, не могу я представить, как один из его членов мог бы без одобрения всего его тела отойти от общей его головы.»

Collapse )