Ян_Валентинович (ja_va) wrote,
Ян_Валентинович
ja_va

Categories:

О левых и правых - 2, или в чем проблема капитализма и экономики, как науки.

От Матфея 6:19-21

19 Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут,
20 но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут,
21 ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.



Как я и написал уже в одном из комментариев к первой части, основное разделение и между левыми и правыми, и вообще между людьми, проходит по вопросу о смысле жизни. Для чего человек живет? Зачем?
Достаточно ли обзавестись новыми штанами, машиной, квартирой, X, Y, Z? Или есть еще нечто, не материальное, трудноуловимое; то, что отражено в работах литературы и искусства; то, что мы обычно называем духовным?

И вот здесь и находится основная проблема капитализма. Ибо капитализм духовным не занят. Оно его не интересует.
Конечно, косвенным образом и духовное выигрывает от производимым капитализмом материальных благ - в чистой, сухой уютной квартире с полным желудком легче рассуждать о бренности бытия, чем голодному под мостом; да и образование не дается бесплатно. Это верно. Но одновременно с этим капитализм нивелирует духовное. Превращает искусство в объект торговли. Оценивает все вокруг на предмет стоимости, и приучает нас делать то же самое. Медленно, но верно происходит подмена понятий - мы начинаем думать о 'Моне Лисе' Да Винчи "а ведь она стоит огромных денег! несколько миллионов долларов, наверное!". Мы начинаем оценивать поэтов и писателей по их коммерческому успеху. Эффект денег - гомогенизировать все вокруг, уравнивать божественное и пустое, ставить их на одни и те же оценочные весы и приклеивать табличку с ценой. Все продается, все покупается.

И вы, и я, полагаю, встречали немало людей, для которых материальное становится единственно важным в жизни. Единственным в жизни. Капитализм этому очень рад. Вы будете больше покупать, упорнее работать - возрастут производительность труда и вырастет ваша покупательная способность. Как результат, увеличится ВВП! Что еще нужно для счастья?

В этом же и основная проблема сегодняшней экономики. Когда профессор Маламуд, мой главный наставник в университете, и человек, писавший мне рекомендации в магистратуру, услышал, что я отклонил предложения заняться чистой экономикой от Университета Эдинбурга и Тринити Колледжа в Дублине, а вместо этого решил поступать на не-вполне экономическую программу в Оксфорд, на лице его было написано искреннее разочарование. Оксфорд Оксфордом, но экономика?? Как можно предать великую науку? И все мои объяснения, что в Оксфорде я тоже вполне могу заниматься той же самой экономикой, но связанной вплотную с Россией, не очень его убедили.

Понимание о том, что именно смущало профессора, пришло ко мне позднее. Ключевой в этом смысле стала книга Бена Файна, профессора экономики из университета СОАС в Лондоне (Fine, Ben. The World of Consumption: The Material and Cultural Revisited.). Файн, сам являющийся одним из экономических «бунтарей», в деталях описал, что именно происходит сегодня с этой наукой. И чем дальше я читал, тем больше уверялся в том, до какой степени он прав. Если вкратце, то экономика, начавшая свой пусть фактически со знаменитой работы Адама Смита как смесь философии с политэкономией, уже к концу 19 века превратилась в некий сакральный клуб, не терпящий критики извне и уверенный в собственной правоте, даже если «правота» эта состоит из десятка противоречащих друг другу теорий. Профессор Маламуд беспокоился за мою «моральную чистоту» - каких злостных инонаучных теорий наберусь я от преподавателей из других областей? Каким адским варевом нездоровых влияний окурят меня историки, социологи, и, прости господи, антропологи? Потому, что прерогатива знания принадлежит сегодня экономике, и ей одной. Остальные науки должны учиться у нее, и, более того, перенимать ее методы и ее систему, построенную на строгом научном подходе и математическом анализе. Файн называет это «экономическим империализмом». И профессор Маламуд был прав! Отравили! Запутали! Охмурили! Грешен – засомневался, и, похоже, всерьез и навсегда…

Потому, что и социологи, и философы, и, особенно, антропологи, и даже историки с ужасом смотрят на тот эффект, который оказывает капитализм на мораль и духовный мир людей. И именно по этой причине среди гуманитариев капитализм, свободный рынок и правая идеология не слишком популярны, а все больше читают Маркса. И - наоборот, именно экономистов так обожают орлы консерватизма, особенно жестких рыночников среди экономистов - таких, как Фридман. А Маркс предан анафеме.

Не будем заниматься самообманом - материальное важно. Очень важно. Еще раз повторю, что голодному под мостом не до Ницше, и не до Рафаэля. Вначале надо создать достаточное количество материальных благ...

Но - вначале ли? Или, может быть, одновременно? Боже нас сохрани забыть о важности гуманитарных наук. О том, что помимо материального существует духовное. И о том, что, в конечном итоге, для любого нормального человека духовное должно быть важнее. Потому, что мы - люди. И не количеством изношенных штанов от модных лейблов, и не вкусовым качеством потребленных бургеров отличается наше бытие от бытия кошек или собак. А именно - духовным. В котором и есть истинный смысл жизни; а без него незачем топтать траву и изнашивать зря модные башмаки от Армани.


***

От Иоанна 8:32

... и познаете истину, и истина сделает вас свободными.



fe07^001

Tags: политика, философское, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments