Ян_Валентинович (ja_va) wrote,
Ян_Валентинович
ja_va

Category:

Большой террор - часть 2 - размышления о причинах.

«Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее»

И. В. Сталин, 17 ноября 1935 года
Из выступления на Первом всесоюзном совещании рабочих и работниц — стахановцев.

(продолжение. Начало здесь.)


0_3eded_e32c6178_XL
© Life


О чем думал Сталин, когда подписывал расстрельные списки? Была ли это, действительно, попытка очистить страну от врагов перед грядущей войной? Верил ли он в виновность этих людей - перед ним, перед народом, перед тем, что он называл "партией"? Конечно, ответить на все эти вопросы посредством поста в Живом Журнале невозможно. Не знаю, возможно ли это вообще. Но все-таки некоторые соображения попробую высказать.


Есть мнение, что "большая чистка" в стране 1937-1938 г.г. была результатом страха перед "пятой колонной" - пример Испании, где победа Франко в немалой степени явилась результатом работы его сторонников изнутри, безусловно, не могла не произвести впечатление на Сталина (Хлевнюк О. 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. М. : Республика, 1992). Косвенным подтверждением этому могут служить и слова самого Сталина, произнесенные им во время доклада на Пленуме ЦК ВКП(б) 3 марта 1937 года:

«Советская власть победила только на одной шестой части света, что пять шестых света составляют владения капиталистических государств. … Советский Союз находится в обстановке капиталистического окружения. У нас принято болтать о капиталистическом окружении, но не хотят вдуматься, что это за штука – капиталистическое окружение. Капиталистическое окружение– это не пустая фраза, это очень реальное и неприятное явление. Капиталистическое окружение – это значит, что имеется одна страна, Советский Союз, которая установила у себя социалистические порядки, и имеется, кроме того, много стран – буржуазные страны, которые продолжают вести капиталистический образ жизни и которые окружают Советский Союз, выжидая случая для того, чтобы напасть на него, разбить его или, во всяком случае, подорвать его мощь и ослабить его.»

(Сталин И.В. О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников: Доклад на Пленуме ЦК ВКП(б) 3 марта 1937 года)


По мнению других Сталин сам стал невольным исполнителем роли большинства, тех "новых властителей", номенклатурщиков свежего набора, что влились в партию почуяв запах власти. Если учесть, что значительное число репрессированных в период "большой чистки" 37-38 г.г. - члены старой, "дореволюционной" гвардии, то версия "смены властной плеяды" выглядит не так уж неубедительно. Так, в 1929- 1932 г.г количество членов партии увеличилось с 1,5 млн до 3,5 млн (T. H. Rigby, Communist Party Membership in the USSR, 1917–1967, Princeton, 1968). Кто они были, эти новые члены правящей партии, примкнувшие к ней в период коллективизации и первой пятилетки? Очевидно, что никаких рисков и опасностей вступление в ряды ВКП(б) в этот период с собой не несло. Скорее наоборот - это был верный способ утвердиться, начать успешную карьеру, выдвинуться "в люди". Сколько из них делали это "по зову сердца"? И сколько - из чисто шкурных побуждений? Старые, "идейные" партийцы, мешали новым кадрам. Они крепко засели на всех теплых местах и не намеревались с них сходить. Подтолкнуть их, лучше - подальше, так, что б более не вернулись - для новых номенклатурщиков такая мысль не могла не выглядеть привлекательной.

Дочь Сталина, Светлана, говорит нам, что Сталина убедили, обманули, что ему подкладывали ложные факты. Вот отрывок из ее воспоминаний, где она рассказывает об арестах близких и родных людей, с которыми связано, в том числе, и ее собственное детство:

"Как это могло случиться? Как это мог отец? Я знаю лишь одно: он не смог бы додуматься до этого сам. Но если ему это хитро и тонко подсказали, если ему лукавый и льстивый человек (каковым был Берия) нашептал, что «эти люди — против», что «есть материалы, компрометирующие их», что были «опасные связи», поездки за границу и т. п., то отец мог поверить. Я еще напишу отдельно о том, как ужасно опустошен был он, как разбит духовно смертью мамы и смертью Кирова. Он перестал верить в людей; может быть, он всегда не очень-то им верил… Его можно было переубедить. Ему можно было внушить, что этот человек — не хороший, как мы думали о нем много лет, нет, он — дурной, он лишь казался хорошим, а на деле он враг, он противник, он говорил о вас дурно, и вот материалы, вот факты, X и Z «показали» на него… А уж как могли эти X и Z «показать» все, что угодно, в застенках НКВД — в это отец не вникал. Это уж было дело Берия, Ежова и прочих палачей, получивших от природы сей профессиональный дар… А уж когда отца «убеждали факты», что ранее хорошо известный ему человек, оказывается, дурной, тут с ним происходила какая-то психологическая метаморфоза. Быть может, в глубине души он и сомневался в этом, и страдал, и думал… Но он был подвластен железной, догматической логике: сказав А, надо сказать Б, В и все остальное. Согласившись однажды, что N — враг, уже дальше необходимо было признать, что так это и есть; дальше уже все «факты» складывались сами собой только в подтверждение этого… Вернуться назад и снова поверить, что N не враг, а честный человек, было для него психологически невозможно. Прошлое исчезало для него — в этом и была вся неумолимость и вся жестокость его натуры. Прошлого, — совместного, общего, совместной борьбы за одинаковое дело, многолетней дружбы, — всего этого как не бывало, оно им зачеркивалось каким-то внутренним, непонятным жестом, — и человек был обречен. «А-а, ты меня предал», — что-то говорило в его душе, какой-то страшный дьявол брал его в руки, — «ну и я тебя больше не знаю!» Старые товарищи по работе, старые друзья и соратники могли взывать к нему, помня о прежнем его отношении к ним, — бесполезно! Он был уже глух к ним. Он не мог сделать шаг обратно, назад, к ним. Памяти уже не было. Был только злобный интерес — а как же ведет себя теперь N? Признает ли он свои оши бки? Удивительно, до чего отец был беспомощен перед махинациями Берии. Достаточно было принести бумаги, протоколы, где N «признавал» свою вину, или другие «признавали» ее за него. Если же он «не признавал», — это было еще хуже"

(Светлана Аллилуева, 20 писем к другу)

Впрочем, дочери всегда трудно обвинить отца. Легче найти других виновников.
Кстати, личность самого Берии далеко не однозначна. Есть свидетельства, что в 53 году именно он был инициатором грядущей "оттепели", и оказался устранен "соратниками" именно по той причине, что Берия намеревался зайти слишком далеко, в то время как альтернативный план "постепенных реформ" Хрущева показался верхушке ЦК более располагающим.


Л.П. Берия

Некоторые исследователи (Роберта Маннинг) говорят о возможности экономических причин Большого Террора (Arch Getty, J. and Roberta T. Manning, editors. Stalinist Terror: New Perspectives. Cambridge University Press 1993.). Коллективизация прошла с огромными жертвами; за ней последовал ужасный голод. Индустриализация привела в города огромное количество крестьян, которым нечего было есть и негде жить.

Эта версия выглядит небезынтересно.
Нужно помнить, тот же период времени в жизни страны произошли сильные перемены, в первую очередь коснувшиеся сферы потребления. В 35 году был сделан поворот к коммерциализации торговли - отменены карточки, начато устройство торговли по принципам, основанным на западных технологиях. В этом смысле интересна работа Гронова, исследующая истоки Советской системы общественного потребления (Gronow, Jukka. Caviar with champagne: Common luxury and ideals of the good life in Stalin's Russia. Berg, Oxford 2003). Гронов показывает, как к середине 30-х годов идеи коммунистического аскетизма постепенно сменились новой системой, включавшей в себя элементы гедонизма и индивидуализма. Одними из проявлений этой тенденции стало массированное введение в оборот товаров, до Революции считавшихся знаками принадлежности к высшему классу: шампанского и черной икры. Сталин лично взял на себя контроль над процессом создания производства "Советского шампанского", которое вскоре приняло совершенно невероятные масштабы. Вот первый пятилетний, подписанный в верхнем левом углу лично Микояном, с датой 29 июля 1936 г.:

champagne_sm
(РГАЭ ф.8543 оп. 1 д.415 л.25)

Из слов самого Сталина не трудно понять, что разницу в уровне жизни и в уровне потребления в стране он считал вполне естественной и нормальной. Вот, например, что он говорил по этому поводу незадолго до отмены карточек, в январе 1934 г.:

«всякому ленинцу известно, если он только настоящий ленинец, что уравниловка в области потребностей и личного быта есть реакционная мелкобуржуазная нелепость, достойная какой-нибудь первобытной секты аскетов, но не социалистического общества, организованного по-марксистски, ибо нельзя требовать, чтобы у всех людей были одинаковые потребности и вкусы, чтобы все люди в своем личном быту жили по одному образцу. .. Эти люди, очевидно, думают, что социализм требует уравниловки, уравнения, нивелировки потребностей и личного быта членов общества. Нечего и говорить, что такое предположение не имеет ничего общего с марксизмом, ленинизмом. Под равенством марксизм понимает не уравниловку в области личных потребностей и быта, а уничтожение классов»

(Сталин И.В. Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б) 26 января 1934 г.)


В период 1935-1937 г.г. руководящие работники Комиссариата Торговли отправились в Британию, Германию и США, что бы ознакомиться с тем, как массовое потребление устроено при капитализме. Партийные вожди оказались сильно удивлены. Британская "мелкая" торговля им, правда, не сильно понравилась, а вот американский вариант "гигантомании" пришелся работникам комиссариата очень по душе. Особенно мощное впечатление произвел на них магазин Macy's в Нью-Йорке - отчеты о поездке пестрят восторженными описаниями устройства торговли и подготовки продавцов в этом флагмане "мира западного чистогана" (М. Смирнов, "Из опыта американской продовольственной торговли," Советская торговля,1935, 5 (Май) ст. 53–55.)

В магазине "Гастроном номер 1", Москва:
gastr_sm
(Ист: РГАКФД)

Посетители обувного магазина на Столешниковом переулке, Москва, 1936 г.
mag_sm
(Ист: РГАКФД)

Вскоре появилась и "Советская реклама", ненавязчиво копирующая американские образцы, и даже рекламирующая американские товары:
ketchup_sm
(Иллюстрация в журнале "Огонек" 20/21, 30 июля 1937г.)

Глядя на эту рекламу невольно рисуется воображению рабочий в замасленной спецовке, трясущий продавца за воротник, и кричащий ему в ухо:

- Где? Где кетпуч, гад? Кетпуч давай! Что я, хуже американского задрота должен жить?

Примерно в то же время началась борьба за "культуру быта" и "наведение порядка в искусстве", включавшее в себя внедрение т.н. "социалистического реализма". Культурный отдых трудящихся организовывался массовым образом, и включал в себя концерты и карнавалы, проводившиеся в парках отдыха. Так, журнал "Пищевая индустрия" рассказывает об одном таком карнавале, проведенном в парке Горького в Москве 12 июня 1936 года. Это был праздник, посвященный только что принятой сталинской конституции. По словам журнала, 100 000 посетителей были обеспечены прохладительными напитками, сладостями и пирожными. Были подготовлены 100 000 бутылок воды, пива и вина, 6 тон мороженого и 100 000 пирожков и пирожных. Фактически, на протяжении всего лета шли праздничные карнавалы и фестивали. Так, в ночь с 4 на 5 августа на Манежной площади прошел костюмированный бал-маскарад, где 100 000 посетителей танцевали танго, вальс и фокстрот, а в фонтанах горели факелы. Небо над площадью освещалось огнями прожекторов и праздничных фейерверков. А в кинотеатре "Ударник" в то лето большим хитом был танец "Линдочка" Генри Скотта, американского негра, и его русской подружки.

Киоск мороженого, Москва 1935 г.
kiosk
(Ист: РГАКФД)



Тем не менее, в целом по стране кетчупа на столах рабочих, действительно, было не много. В отличии от предыдущих лет, и не смотря на ожидания, экономические показатели 1936 года сильно разочаровывали. Основные сектора экономики испытывали серьезные проблемы, и темпы роста сильно сократились. Экономика, построенная по социалистическому принципу, не работала так, как изначально ожидалось. Большинство советских граждан не ставили на стол кетчуп и не наслаждались чудесами ЦУМов и ГУМов. Им, по-прежнему, не хватало денег на еду, а товары продавались с черного хода и уходили на черный же рынок:

pravda_june13_36
(Правда, 13 июня 1936 г)

Как следствие не удивительно, что не только Сталин, но большое количество простых людей стало искать козлов отпущения, виновников неудач. Внезапно повсюду обнаружились следы «вредительства». В то время, как в «проклятое царское время» никто на Руси не слыхивал о вредителях и саботажниках, в стране победившего социализма они появлялись буквально на каждом шагу. Желание найти "виновных" было повсеместным. В этом смысле посадка в лагеря некоторого количества "новых хозяев жизни" из числа партийных пришлась как нельзя к стати, и не могла не вызвать всеобщее одобрение.

Сталин без симпатии относился к партийной элите. Об этом говорит и дочь, и многие другие свидетели. Нелюбовь к зажравшимся партработникам и революционным интеллектуалам-ленинцам удачно совпали с необходимостью найти "козлов отпущения" и, одновременно, удовлетворяли требованиям новой элиты, примкнувшей к партии в последние годы. Эти люди считали себя людьми Сталина, его круга, его набора. Возможность смены власти - прихода к ней Зиновьева или Троцкого, как ни маловероятно это могло показаться на тот момент - явилась бы для них катастрофой. Безусловно, и для самого Сталина немалую роль играла необходимость очистить ряды от противников - как власти в целом, так и его лично.

Думаю, в этот период времени Сталин уже целиком и полностью отождествлял себя с партией. Для него "враг товарища Сталина" означало не просто личный враг, а враг идеи, враг светлого будущего, враг народа - в глубоком смысле этого слова, понимая под "народом" простых людей, трудящихся на заводах и фабриках, собирающих хлеб в поле. О них, об их процветании и благополучии, о том, что бы на столе у них стоял кетчуп и бутылка шампанского, а в магазине их встречали, как новых господ - об этом и заботился товарищ Сталин. Возможность своего устранения от власти он видел как возможность прихода к ней этих самых бюрократов - партийных чиновников, которые задавят простой народ, заберут у него магазины и кетчуп, лишат культуры и светлого будущего.

И если дорога человечества к счастью вела по усыпанной костями дорожке, мимо скелетов и оторванных конечностей , то товарищ Сталин считал своим долгом человечество по этой дороге провести. Во имя этого счастья, во имя этого светлого будущего одних расстреливали, других пытали. Может быть, и невинных. Так было нужно.
В конечном итоге, счастье оказалось иллюзией, а благие намерения привели, как и положено, в ад. Но были они, действительно, очень благими...

Сталин, Микоян, Чубарь и Молотов на приеме женщин-работниц из Армении в Кремле. Декабрь 1936г.
stal_sm
(ист: РГАКФД)
Tags: История, Россия, Сталин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments